Список Шиндлера. Другая война
0 0
Категория: Статьи

Список Шиндлера. Другая война


В этот раз все началось с Фейсбука. Как-то друзья в преддверии Дня Победы начали дискутировать, какое кино посмотреть вообще о войне кроме того, что нам предлагал Советский Союз. В моей памяти мелькали названия, кадры – а на самом деле, что посмотреть? И вдруг вспомнился «Список Шиндлера» — так в свое время полностью и не увиденный. В далеких 90-х мне казалось, что это кино про своеобразного американского Штирлица (возможно, из-за созвучности фамилий мой детский мозг сам выстроил ассоциации) и смотреть его тогда совсем не хотелось.

Несколько дней я все никак не решалась посмотреть, хотя что-то внутренне толкало — ну, давай уже, позор не знать такие фильмы! В конце концов, я выбрала выходной день и сказала: «Ладно, Стивен Спилберг (Первому игроку приготовиться), ты победил!». И выпала из мира на 3 с лишним часа. Когда различные исследователи заявляют, что люди в наше время не могут долго удерживать внимание, и потому хронометраж кино не должен превышать 2 часа, скажу — это полная ерунда. Даже наши невротические умы способны смотреть очень длинные фильмы. Другой вопрос, КАКОЕ это кино. И когда мне пишут: «Ой, я просто заснул/а под конец», — отвечаю: «Друзья, значит, вы что-то не поняли или не увидели. Раскройте глаза пошире и смотрите сердцем».

Стивену Спилбергу понадобилось 10 лет, чтобы начать съемки «Списка». Книга Томаса Кенилли «Ковчег Шиндлера», основанная на рассказах одного из участников тех событий, кто выжил, попала к нему в руки еще в 1982 году. Но американский режиссер все никак не мог решиться на создание истории о Холокосте — самой страшной трагедии еврейского народа. Кое-где упоминается, что сценарий предлагали Роману Полански (Ребенок Розмари), но тот сразу же отказался — он восьмилетним мальчиком попал в Краковское гетто и спасся бегством во время его ликвидации. Снимать «Ковчег» для Полански — все равно, что вывернуться наизнанку. В общем, отсняв фильм Война миров, Спилберг созрел.

Это история совсем про другую войну – она совсем не похожа на ту, которую привыкли видеть мы, рожденные в СССР. Без линии фронта, героических советских защитников и политически выверенных подвигов. Это рассказ о том, как простые жители Европы, которым не повезло родиться евреями, оказались не только бездомными гостями в своей же стране — они вынуждены бороться за последний шанс выжить. И только потому, что кто-то решил, что иудеи не имеют право на существование. В первой части «Списка Шиндлера» вообще нет героев: лишь горстка перепуганных жителей Кракова и немецкий проходимец, который желает нажиться на войне.

«Список Шиндлера» стал самым дорогостоящим черно-белым фильмом за всю историю. И это была очень удачная идея — сделать кино не цветным (почти половину всего материала вообще сняли старой ручной кинокамерой). У нас автоматически создается иллюзия, что мы действительно смотрим кино, снятое в 40-х, что придает эффект псевдодокументальности. И от этого еще больше верится в то, что происходит в кадре. Впрочем, «Список» и без того — один из самых пронзительных и трогательных фильмов.

Я не хочу вдаваться в подробности сюжета, основанного на реальных событиях, в описание сцен ликвидации гетто в Кракове или обращение с евреями в концлагере Плашов. Об этом не стоит говорить — все это нужно видеть. И, конечно, не хочется касаться, насколько правдивы факты, что показаны здесь, — для киношной истории Оскара Шиндлера это не имеет никакого значения. Но хочется поделиться впечатлением о том, как этот фильм был сделан, и какая здесь была сделана колоссальная работа всей съемочной группы.

Натура и костюмы. Съемки проходили в польском Кракове, на месте событий — это было и достоверно, и экономически выгодно. На клич о том, что необходимые вещи и предметы времен войны, поляки отзывались очень легко — в тяжелые 90-е подзаработать хотелось всем. И это было прекрасно – так удалось одеть около 20 тысяч статистов, пусть даже они изображали оборванных узников концлагерей. В общем, большая часть реквизита в фильме — настоящая. Также многим известен факт, что Спилберг не захотел проводить съемки в Освенциме, поэтому пришлось заказать похожие декорации и собрать их неподалеку. Также декораторы были вынуждены строить и лагерь Плашов, который в конце войны полностью сравняли с землей. По сути, режиссер для съемок повторил то, что делали немцы, — снял, как строятся бараки, как «пытают» и «убивают» в них сотни евреев, а потом — костер на месте декораций Плашова. С фабрикой Шиндлера было проще — она все еще стоит в Кракове как музей. В целом же, природа и местный колорит очень легко вписались в произведение — в постсоветской Польше оставалось еще много мест, отмеченных войной.

Операторская работа и спецэффекты. Можно сказать, что американец польского происхождения Януш Камински — это та часть Стивена Спилберга, которую мы не видим, ведь он стоит за камерой. «Список» был первой их совместной работой, и Януш по сей день — «глаза» знаменитого режиссера, Его стараниями создается очень узнаваемый, свойственный только для фильмов Стивена стиль съемки. В «Списке» компьютерной графики практически нет вообще, визуальные эффекты, в основном, сводятся к мастерской работе со светом. Цвет в фильме появляется лишь трижды (не считая пролога и эпилога), когда в сцене жестокой бойни Шиндлер видит в толпе девочку в красном пальто. С этим моментом связано очень много легенд, и одна из них основана на мемуарах маленькой еврейки, которая выжила при разгроме гетто. У Спилберга она была убита — ее изуродованное тело герой Лайама Нисона видит при уничтожении Амоном Гетом тел убитых в Плашове и Кракове, и это второе цветовое пятно. Третий раз — когда желтым огнем свечей зажигается надежда для узников Освенцима «евреев Шиндлера».

Сценарий и режиссура. Одну из первых версий киноистории про Оскара Шиндлера и его евреев писал известный Билли Уайлдер. Затем, находясь 10 лет в раздумьях, Стивен Спилберг и Стивен Зейллиен переписывали синопсис несколько раз. Какие-то части сократились, другие расширились, как, например, сцена уничтожения Краковского гетто. Они обрастали деталями, появлялись идеи, которые потом превратились в настоящие режиссерские находки. В частности, тот самый известный эпизод с появлением девочки в красном пальто. Он ударил по зрителю, как вспышка в кромешной тьме. И наоборот — в черную дыру мы с оборванным сердцем падаем в душевых Освенцима, ожидая, как всех еврейских женщин Шиндлера бросят в лапы мучительной смерти от удушья. Спилберг мастерски заманивает нас к финалу — разговоры главного героя с Ицхаком Штерном и другими рабочими, чтобы сделать всего один, но точный эмоциональный удар — и никто не способен остаться с сухими глазами. И, конечно, для этого ему нужно было удачно подобрать актеров.

Главные роли. Не нужно говорить о том, насколько хорошую актерскую команду собирает Спилберг . Но два человека, воплотившие образы главных персонажей в «Списке», с одной стороны, похожи настолько, что их иногда путают, но с другой — привлекаются как противоположно заряженные частицы.

На роль авантюриста, который пытается сделать состояние на войне и разрухе, Оскара Шиндлера Спилберг пробовал разноплановых актеров. Упоминаются Харрисон Форд (Бегущий по лезвию, Бегущий по лезвию 2049 и др.), Алан Тик, Стеллан Скарсгард (Тор, Глубокое синее море) и Бруно Ганц (последний поразил зрителей своим перевоплощением в Адольфа Гитлера в «Бункере»). Но выбор остановился на долговязом ирландце Лиаме Нисоне (Человек тьмы, Звездные войны: Эпизод 1 – Скрытая угроза). И все здесь к месту — и природная таинственность, и хитроватый прищур, и присуща интеллигентность, и рост, в конце-концов, что позволяет смотреть на других свысока и выделяться из толпы. Очень ровно, практически незаметно, он превращает своего героя из проходимца, равнодушного к чужой судьбе («Посылайте их всех к Шиндлеру. У него ангельское лицо. Вы не знали? Это не фабрика. Это вообще и не предприятие вовсе. Это рай для раввинов и сирот, для неквалифицированных людей. Для кого там еще? Нет, я не теряю деньги, но дело не в этом. Это опасно! Очень опасно для меня! »), к тому, кто рискнул спасти тысячи еврейских жизней и жалеет, что не смог больше (« Я мог бы спасти еще ... мог бы намного больше ... Я сделал недостаточно. Этот автомобиль - зачем он мне? Гет бы купил его. Спасал бы еще десять человек»). Нисон сделал Шиндлера по-настоящему живым, человечным, многогранным. В финальной сцене он обнажается окончательно, выливает на нас нескончаемый поток настоящей любви и сострадания к другим — и это особенно ценно.

Преобразования другого британца, настоящего аристократа Рэйфа Файнса в психически больного ССовца Амона Гета — все же самая большая удача «Списка Шиндлера». Какой сильный страх за своих героев Рэйф Файнс (Гарри Поттер и Дары Смерти: Часть II) может вызвать, зрители хорошо узнают во многих последующих его фильмах. Но это был первый испуг. Более того, в каждый момент появления Файнса раздирает противоречие — видеть садистские поступки до тошноты отталкивающего ублюдка и при этом испытывать к нему в определенной степени сексуальное влечение... Почему Спилбергу пришло в голову показать Гета с такой стороны, для меня загадка до сих пор. Может потому, что зло привлекательно? Может быть. Эта двойственная сексуальность позволила снять очень эффектную сцену, в которой Амон Гет, который идет по непреодолимым желанием, спускается в подвал к своей рабыни-еврейки. Эмбет Дэвидц (Новый Человек-паук), собственно, ничего и не нужно было делать, только стоять и дать возможность Рейфу Файнсу самому закрутиться вокруг нее ураганом. И в каждом появлении он последователен до мелочей, до, казалось бы, никому не нужных нюансов, но эти детали как раз и завершили окончательный образ Амона Гета. Так, что когда Мила Пфеферберг, одна из настоящих «евреек Шиндлера», увидела Файнса в этой роли, то едва не лишилась чувств — настолько он стал похож на свой прототип.

Во многих случаях сюжетные линии строятся на противостоянии двух или нескольких главных персонажей. В «Списке» открытой коллизии, настоящей дуэли между Шиндлером и Гетом почти нет — две прямые, едва соприкасающиеся лишь в финале, когда Оскар предлагает ССовцу соглашение. Если быть внимательным, то в общих сценах между ними сквозит много по-настоящему дружеских взглядов, что вряд ли могло быть между такими разными людьми, как Шиндлер и Гет. И конфликт здесь в другом — каждый борется сам с собой, как бы это не банально звучало, за светлое начало, за человечность.

Посмотрите этот фильм. И не важно, как вы относитесь к Холокосту (на заметку документальный фильм Варшава-43), евреям, Второй мировой войне. Это совсем другая война — за то, как даже в самых жестоких условиях остаться неравнодушным к чужой жизни и быть готовым рискнуть собственным ради их спасения. И, безусловно, «Список Шиндлера» — настоящий шедевр киноискусства.

Ах, да, и еще ... После Холокоста, проводимого нацистами в 1930-1940 годах, было уничтожено около 6 миллионов евреев Восточной Европы. Также в нацистских концлагерях погибло около 5 миллионов славян. И мы, как и евреи, почти не сумели сохранить свою уникальную культуру, сложившуюся веками. В общем, спасти даже одну тысячу из миллионов обреченных — это чудо.
Загрузка...

Комментировать
Прокомментировать
Введите код с картинки:*
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив