Вальгалла: Сага о викинге - рецензия
0 0
Категория: Статьи

Вальгалла: Сага о викинге - рецензия


Зачастую первое впечатление о просмотренных фильмах оказывается самым правильным. Но так бывает не всегда. Порой, чтобы не упустить что-то важное, кино стоит посмотреть — и даже несколько раз. Так было и с «Валгаллой» Николаса Виндинга Рефна.

Первый раз я все же дотерпела до конца, повторяя — какая чушь! Но затем произошло нечто странное: несколько дней этот фильм не выходил из головы, крутились перед глазами какие-то эпизоды... Погуглила, почитала отзывы, интервью с Рефном и Миккельсеном (Доктор Стрэндж, Изгой-один: Звездные войны. Истории) — и пересмотрела еще раз. И «Валгалла» открылась вдруг совершенно с другой стороны — как странное, но по-своему сильное, уникальное кино. Вы скажете — просто убедила в этом себя. Но вот несколько аргументов в пользу того, чтобы попробовать это кино на вкус еще раз, если вы его не осилили.

Думаю, каждый замечал за собой такой эффект, что для определенных фильмов нужно соответствующее настроение. Например, находясь в состоянии сильного эмоционального возбуждения или активной мозговой деятельности, вы вряд ли сможете посмотреть хоть 10 минут Тарковского (Сталкер). Или, испытывая нечто вроде тяжелой меланхолии, вряд ли будете смотреть какие-нибудь «Выкрутасы». И «Валгаллу» лучше смотреть в том же спокойно-задумчивом настроении, в котором сделан фильм. Тогда остается шанс уловить все, что пытались в своей работе донести датчане. Тем более, что фильмов о викингах не так много, а этот сильно выбивается даже с их мизерной горстки. И пусть вас не смущает название — это не просто очередной боевик о похождениях бравых северян.

Из грязи в князи и снова в грязь

Кто бы мог подумать, что создатель весьма сомнительной трилогии «Pusher» (смотреть большим любителям кино о гопниках) вдруг выдаст на-гора столь необычный продукт. Впрочем, в «Пещере» Рефн беззастенчиво поюзав талант известного актера Медса Миккельсена — так, что вопрос об исполнителе главного героя «Саги» если и были, то недолгие. Кстати пригодились и выбранные дикие пейзажи северной Шотландии.

Итак, Мэдс перевоплотившийся в покрытого шрамами, одноглазого и немого воина, который находится в рабстве у каких-то, извините, лохов. Уже само по себе это странно — тот, кто легко ломает шеи врагам, почему-то без сопротивления идет на поводу у своих поработителей. С первых кадров он не выглядит слабаком, блаженным или просто инвалидом. Мы видим перед собой неукротимого бойца. Более того, он знает что-то больше, чем другие. И когда он с легкостью за секунды освобождается из пут и крушит всех вокруг, это воспринимается как нечто само собой разумеющееся, хотя впрочем, у меня возникло недоумение — почему он не сделал этого раньше? Недоумение рассеивается, когда фильм подходит к концу.

На съемках Валгалла: Сага о викинге

Что ждет нас дальше? Смена нескольких эпизодов, в целом, логично связанных между собой, но эта связь достаточно неадекватен в стандартном восприятии. Его однозначно стоит отбросить. Череда событий ведет нас к освобождению Одноглазого и в определенной степени обретение им себя, затем через путешествие в другой конец света мы вместе с викингом снова оказываемся залитыми грязью, безумие.

Под другим углом зрения

Сюжет на словах получается еще более сумбурным, чем в кадре. И в конце мы вместе с героем Медса оказываемся закольцованы в повторяющийся цикл — своеобразное бессмертие или бесконечное перерождение, кому как больше нравится думать. Люди веры видят его уход в ад или, наоборот, попадания в рай. Но, по сути, ничего этого нет — Одноглазый по кругу умирает в одном месте и возрождается в предыдущем, пойман в ловушку порочного круга. Это и есть Валгалла. Вот здесь и рассеивается недоумение — он знает больше других потому, что переживает свой круг раз за разом. Поэтому ему не нужно куда-то спешить. Меняются картинки, люди, но его битва не прекращается. Мы неоднократно видим его недвижимое, израненное лицо, которое смотрит на все со стороны, будто из дали.

Кто-то видит в викинге какие-то сверхъестественные способности, например, в том, что он передает свои мысли мальчику, и тот говорит за него. Другие замечают в нем самого Одина, который стремится в свой боевой рай. Но в целостной картине мира такие вещи выглядят абсолютно нормально.

Мне нравится в этом фильме особое ощущение того, что, кажется, на всей необъятной планете, кроме этих людей, нет больше никого. Много холодного пространства и одиночества. Все остальные просто куда-то делись, улетели, оставив горстку персонажей одних замерзать на промозглом ветру или высоко в горах. Одна сплошная тишина. Все просто — мы видим мир глазами главного героя. А значит, и мир вокруг говорит без голоса, он тихий и одинокий.

Кто-то в отзывах писал, что этот фильм показывает психологию людей того далекого времени. Нет, друзья, все плохо: здесь показаны наши, современные неврозы и помешательство на деньгах, славе и «каждому за себя». Мы вроде бы далеко ушли в своей цивилизованност и от дикарей, но поведение людей осталась все такой же глупой и жестокой. И ценность Одноглазого в том, что он, хоть и вынужден проходить бесконечные циклы своих смертей, не теряет своей человечности и до конца жертвует собой, защищая слабого.

Мэдс Миккельсен в интервью поделился своим мнением про собственного персонажа: «Сначала я думал: вот, он был ребенком, потом его поработили, выкололи ему глаз при таких-то обстоятельствах . Но потом решил: зачем все эти банальности? Может, ему и правда тысячи лет, может, он здесь всегда был. Может, его вообще не существует. Этот подход более правильный — так мы смогли сделать главного героя еще более загадочным».

А еще в рецензиях упоминается характеристика фильма как «медитативный». И, в общем, это довольно правильно, если под медитацией иметь в виду только спокойное созерцание всего, что происходит вокруг. Сами же создатели окрестили собственное творение «экспериментом» и считают, что он сильно напоминает музыку: «Когда мы слушаем симфонию, то не задаемся вопросом: а что там произошло? Мы сняли фильм, который, кажется, переживается как похожий опыт: нравится вам эта музыка или нет, но, так или иначе, вы в нее погружаетесь».

Немного подробностей

Кто-то из зрителей занялся исследованиями и обнаружил, что изображен в фильме Одноглазый викинг — совсем не викинг, а пикт. Как бы там не было, но на ежедневный грим дикаря Медса уходило действительно много времени. Хотя, на меня, он все равно оставался очень красивым))).

А еще Рефн удачно вручил в руки камеру оператору Мортену Себоргу (если честно, мне это имя ни о чем не говорит, но в инете упоминается, что он снимал WAZ: Камера пыток и Запретную зону). И тот словно сначала дрожащими руками, а потом почувствовав себя добрей и поверил в свои силы, снимал под очень необычными углами не только чумазые лица разношерстной актерской команды, но и богатые пейзажи севера Великобритании, переплетает кадры и до конца создает вот это именно необычные «грузилово», которое делает это кино классным.

В эпизоде помутнение рассудка христиан на американской земле кто-то увидел в драке в грязи не только удушение, но и изнасилование. Если честно, я этого момента не уловила. По мне, обычная суета. Вот что для меня осталось действительно загадкой, так тот факт, что племя индейцев, которые убивают главного героя, сыграла группа тибетцев. Где связь?

Итог

В общем, этот фильм может понравиться как любителям глубокого, интеллектуально го кино, так и тем, кому охота посмотреть, как лихо крушат головы в перерыве между сумбурным выносом мозга зрителю. И есть риск застрять в одном цикле с Одноглазым, просматривая «Валгаллу» снова и снова.
Загрузка...

Комментировать
Прокомментировать
Введите код с картинки:*
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив